Вопрос юрисдикции судебных дел в зависимости от их специализации — предмет частых дискуссий в юридических кругах. Хоть законодатель и регламентировал специализацию судов в Законе Украины «О судоустройстве и статуте судей», а также во всех процессуальных кодексах, на практике мнения нередко расходятся.

Выбор надлежащего суда в зависимости от категории дела не менее важен, чем наличие сильной правовой позиции по делу. Ведь если поданный в суд не той юрисдикции иск принят к производству и рассмотрен, велика вероятность, что производство по делу попросту будет закрыто судом высшей инстанции с указанием на юрисдикционную принадлежность другому суду.

Полномочия Фонда

Выведение с рынка большого количества банковских учреждений путем их ликвидации обусловило возникновение многочисленных судебных споров клиентов с неплатежеспособными банками в лице Фонда гарантирования вкладов физических лиц (Фонд).

При выборе юрисдикции дел с участием Фонда, действующего от имени неплатежеспособных банков, суды исходили из того, что подобные дела могут рассматриваться разными судами общей юрисдикции (общими, хозяйственными, административными) в зависимости от предмета спора и субъектного состава. В одних случаях спор касался исключительно вопроса исполнения гражданских или хозяйственных договоров, в других — был связан с исполнением Фондом возложенных на него специальным законом функций.

Резонансным и «ломающим» устоявшуюся судебную практику, а также подходы к определению юрисдикции судебных дел с Фондом стало постановление Верховного Суда Украины (ВСУ) от 16 февраля 2016 года по делу № 826/2043/15. Спор касался обязательства Фонда включить в реестр акцептированных требований кредиторов неплатежеспособного банка ошибочно не включенные требования Управления Пенсионного фонда Украины в размере 2409,25 грн. Вывод ВСУ сводится к тому, что на споры, возникающие на стадии ликвидации (банкротства) банка, не распространяется юрисдикция административных судов.

Последствием вынесения данного постановления ВСУ стало закрытие многочисленных дел административными судами разных инстанций или же непринятие к производству исков к Фонду в административных судах. В то же время хозяйственные и общие суды чаще всего и далее придерживаются устоявшегося мнения, что споры с Фондом как субъектом властных полномочий подведомственны административным судам.

Попробуем разобраться, какой же характер носят споры с Фондом.

При определении юрисдикции административных дел Кодекс административного судопроизводства (КАС) Украины в статье 4 исходит из наличия публично-правового спора (кроме споров, для которых законом установлен другой порядок судебного рассмотрения).

Законодательство не содержит определения понятия «публично-правовой спор». Как разъяснил пленум Высшего административного суда Украины (ВАСУ) в постановлении от 20 мая 2013 года № 8, для рассмотрения спора административным судам необходимо установить его публично-правовой характер. Для определения характера спора суды должны учитывать, что противоположным по содержанию является частноправовой спор. Это означает, что в основе разграничения споров лежит разделение права на публичное и частное.

Решая вопрос об отнесении нормы к публичному праву, а спора — к публично-правовому, суды должны учитывать общетеоретические и законодательные критерии. В частности, по смыслу пункта 1 части 1 статьи 3 КАС Украины в публично-правовом споре, как правило, хотя бы одной стороной является орган исполнительной власти, орган местного самоуправления, их должностное или служебное лицо или другой субъект, осуществляющий властные управленческие функции на основе законодательства, в том числе во исполнение делегированных полномочий.

Спор приобретает признаки публично-правового в условиях не только наличия среди субъектов спора государственного органа или должностного лица, но и осуществления им (ими) в этих отношениях властных управленческих функций.

Для целей и задач административного судопроизводства властную управленческую функцию необходимо понимать как деятельность всех субъектов властных полномочий по выполнению возложенных на них Конституцией или законами Украины задач.

Возникает вопрос: является ли Фонд субъектом властных полномочий, который приравнивается по своим функциям к государственному органу?

Согласно статье 3 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» (Закон № 4452- VI), Фонд является учреждением, которое выполняет специальные функции в сфере гарантирования вкладов физических лиц и вывода неплатежеспособных банков с рынка и ликвидации банков в случаях, установленных настоящим Законом.

Этой же статьей регламентировано, что Фонд выступает юридическим лицом публичного права, имеет обособленное имущество, которое является объектом права государственной собственности и находится в его хозяйственном ведении.

Основная задача Фонда — обеспечение функционирования системы гарантирования вкладов физических лиц и вывода неплатежеспособных банков с рынка.

Пунктом 8 части 2 статьи 4 указанного Закона регламентировано, что Фонд осуществляет процедуру выведения неплатежеспособных банков с рынка, в том числе путем осуществления временной администрации и ликвидации банков, организует отчуждение всех или части активов и обязательств неплатежеспособного банка, продажу неплатежеспособного банка или создание и продажу переходного банка.

Таким образом, законодатель предоставил Фонду довольно-таки широкие полномочия, сравнимые с полномочиями государственных органов, к перечню которых Фонд прямо не относится.

 

Неоднозначное понимание

При определении правового статуса Фонда по действующему законодательству нельзя не упомянуть о том, что в настоящее время Конституционный Суд Украины рассматривает дело по конституционному представлению ВСУ относительно соответствия (конституционности) Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» нормам Конституции Украины.

В поданном представлении ВСУ указано, что Фонд выступает субъектом, который не подчиняется ни одному государственному органу или учреждению, а лишь сотрудничает и координирует свою деятельность, в том числе с Национальным банком Украины (раздел IX Закона № 4452-VI), фактически осуществляя функции последнего.

Пленум ВСУ считает, что Закон № 4452-VI по своему содержанию нарушает положения статьи 6 Конституции Украины, наделяя Фонд полномочиями по регулированию банковской деятельности на Украине, то есть полномочиями и функциями органа государственной власти, которым по своей сути Фонд не является.

Не можем не согласиться с данным выводом Пленума ВСУ, так как действующая редакция Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» предоставляет Фонду властные управленческие полномочия наравне с полномочиями государственных органов.

Говоря о спорах с Фондом, важно обозначить, что они могут иметь как публично-правовой, так и частноправовой характер. Вопрос исполнения гражданского/хозяйственного договора со стороны неплатежеспособного банка (например, взыскание задолженности по оплате арендных платежей), безусловно, имеет характер частноправового спора, хоть от имени банка и выступает Фонд. Данный спор подлежит рассмотрению общим или хозяйственным судом в зависимости от субъектного состава.

В спорах, связанных с осуществлением Фондом временной администрации и ликвидации банков (например, о порядке включения кредиторских требований в реестр акцептированных требований кредиторов), Фонд выступает субъектом властных полномочий, а такие дела уже имеют характер публично-правовых. По нашему мнению, дела такого характера подлежат рассмотрению в административных судах.

Именно из разграничения статуса Фонда при установлении судебной юрисдикции конкретных дел уже неоднократно исходил ВСУ (постановления от 11 ноября 2015 года по делу № 3-815гс15, от 7 октября 2015 года по делу № 6-1521цс15, от 24 июня 2015 года по делу № 6-163цс15).

Если же вернуться к упоминавшемуся ранее постановлению ВСУ от 16 февраля 2016 года по делу № 826/2043/15, то в данном случае делается вывод о юрисдикционной непринадлежности споров при участии Фонда, возникающих на стадии ликвидации банка, административным судам. Выводов о возможном разном характере судебных дел и, соответственно, разной юрисдикции постановление ВСУ уже не содержит. Довольно спорным является указание того, что юрисдикция административных судов не распространяется на споры, возникающие непосредственно на стадии ликвидации (банкротства) банка. Ведь сразу напрашивается вывод, что такие споры могут рассматриваться административными судами, если возникают на стадии действия временной администрации.

Анализируя данную тематику, следует упомянуть и сделанный пленумом Высшего административного суда Украины (ВАСУ) в пункте 25 постановления от 20 мая 2013 года № 8 вывод: «Поскольку Фонд гарантирования вкладов физических лиц является государственным специализированным учреждением, которое выполняет функции государственного управления в сфере гарантирования вкладов физических лиц, то споры, возникающие из этих правоотношений, являются публично-правовыми и подлежат рассмотрению по правилам КАС Украины».

Как видим, позиции пленума ВАСУ и ВСУ (в постановлении от 16 февраля 2016 года № 826/2043/15) полностью противоположны.

Напомним, что разъяснения пленума ВАСУ хоть и сделаны авторитетным органом, но носят рекомендационный характер.

Вывод же ВСУ является обязательным для судов общей юрисдикции при применении таких норм права. Однако суд вправе отступить от правовой позиции, изложенной в выводах ВСУ, с одновременным указанием соответствующих мотивов.

Разногласия в подходах к обозначению правового статуса Фонда и юрисдикции судебных дел могут послужить основанием для отхода от вывода ВСУ с надлежащим обоснованием такой позиции.

Как будет дальше развиваться судебная практика, покажет время, нам остается лишь догадываться.

Можем констатировать, что наличие такого неоднозначного понимания и применения правовых норм судами высших инстанций и их пленумами способствует разрозненной судебной практике и осложнению процедуры защиты своих прав в суде.

Ведь если суд затрудняется определить юрисдикцию определенного дела, то как быть обычным гражданам и юридическим лицам, права и законные интересы которых нарушены?

 

АГАФОНОВ Андрей — начальник управления общеправового обеспечения и исковой работы ПАО «Диамантбанк», г. Киев